ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ И КОГНИТИВНЫЙ КОМПОНЕНТЫ ЭТНОИДЕНТИЧНОСТИ

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-29-07489

Социальная идентичность как набор определенных свойств и качеств личности помогают ей почувствовать себя частью группы. Одним из ключевых составляющих социальной идентичности является ее ценностно-волевой компонент, так как социальная идентичность не может существовать без четкого самоопределения системы ценностей и убеждений. Они появляются в периоды кризиса идентичности и расцениваются как основание для выбора направления в жизни [Микляева, Румянцева, 2017]. Наиболее ярко социальная идентичность проявляется в таком ее виде, как этноидентичность – один из наиболее стабильных исторически сложившихся видов социальной идентичности, как осознанное представление человека о собственной национальной принадлежности, в виде системы знания, понимания, осознанного оценивания своего членства в определенной национальной общности, закрепляясь в сфере эмоций и чувств, которые переживает человек как представитель своего народа [Хотинец, 2000]. Полноценность содержания системы когнитивного и эмоционального компонентов является условием устойчивости этноидентичности личности, обеспечивает ее конструктивную, плодотворную жизнь в обществе [Гудзовская, 2015].

Эмпирическое исследование структуры этноидентичности у подростков позволило выявить соотношение и взаимосвязь ее когнитивного и эмоционального компонентов. Выявлено, что подростки 9-16 лет осознают национальность как фактор, определяющий чувство принадлежности к значимой группе. Все подростки готовы увеличить количество времени, чтобы максимально больше узнать о своей этнической группе, ее истории, традициях, обычаях; проявили интерес к истории и культуре своего народа; стремление к увеличению личной активности в социальных группах, которые включают членов собственной этнической группы, к общению с другими людьми с целью узнать побольше о их этнической группе; к осознанному соблюдению традиций своей этнической группы и предпочтению собственной национальности в ситуации выбора.

Получение подростками знаний о своей национальной принадлежности приводит к усилению связей с эмоциональным компонентом, связанным с национальными чувствами и переживаниями. Чем больше подростки получают знания этнического характера, тем больше им хочется узнать о своем народе, его обычаях и культуре. Это, в свою очередь, стимулирует изменения в отношении к своей национальности, к повышению осознанности ее принятия, укреплению и расширению позитивных национальных чувств. Для всех школьников приоритетным является осознанная принадлежность к этнической группе, когнитивный компонент этноидентичности.

Выявлено, что у младших и старших школьников в целом одинаковое отношение к следующим характеристикам эмоционального компонента ЭИ: чувство обиды, когда звучит что-либо оскорбительное в адрес своего народа; глубокое чувство личной гордости, когда озвучиваются выдающиеся достижения своего народа; представление о том, что национальная гордость – это чувство, которое нужно воспитывать с детства; чувство радости по поводу принадлежности к своей этнической группе; чувство связи со своей этнической группой; чувство гордости за свой народ; чувство гордости, когда звучит гимн своей страны; чувство гордости, когда поднимается флаг своей страны; чувство радости и волнения, когда звучит народная музыка.

Ранговая структура этноидентичности младших школьников более дифференцирована, чем у старших, у которых она более слитная. Для старших школьников более важен язык, для младших – значимость национальности. Расширение информационного поля о вопросах этнического характера позволяет младшим школьникам различать национальные группы, задумываться об отношениях между народами как важной сфере, влияющей на жизнь каждого человека. Для старших школьников значимо чувства принадлежности к своей национальной группе, привязанности и любви по отношению к национальной территории, усиление таких социальных чувств, как национальная гордость, национальный стыд и пр.

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что этническая идентичность может рассматриваться как психологическая характеристика личности, фактор развития личности, в том числе и социальной одаренности личности, один из базовых конструктов ее самосознания. Этноидентичность характеризуется в целом завершенностью и константностью к концу подросткового возраста, когда сформированная система представлений об этносе и этнических явлениях позволяет подросткам осознанно и безошибочно идентифицировать себя с определенной национальной группой, осознавать и использовать в практике взаимодействия достаточно большой комплекс этнообъединяющих и этнодифференцирующих признаков.

Список литературы

  1. Гудзовская А.А. Чувство «мы» как основа воспитания гражданской идентичности //Научное обозрение: гуманитарные исследования. – 2015, №7 С.34-41.
  2. Микляева А.В., Румянцева П.В. Теория социальной идентичности как источник современных практико-ориентированных психологических исследований: зарубежный опыт // АНИ: педагогика и психология. 2017. Т. 6. № 2 (19). С. 276-278.
  3. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание [Текст] / В.Ю. Хотинец. СПб.: Алетея, 2000. 74 с.

One thought on “ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ И КОГНИТИВНЫЙ КОМПОНЕНТЫ ЭТНОИДЕНТИЧНОСТИ

  1. Марина Сергеевна! С интересом познакомилась с вашим исследованием. Для меня остались «за кадром» те факторы, которые повлияли на повышение интереса подростков к этноидентичности. Это были условия педагогического эксперимента?

  2. Алла Анатольевна, все респонденты-подростки — это учащиеся «обычных» школ, без эксклюзивных программ и «углублений». Тем интересней мне показались полученные результаты, которые позволили увидеть моментальный срез представлений о своей национальной принадлежности у детей «непростого» возраста, увидеть их искренний интерес к этой части своего Я, степень осознанности интереса к этому, чувства, которые школьники испытывают при этом. А поскольку ососбых педагогических условий для формирования такого результата не вывлено, то предполагаю, что это совокупность общей культурной среды формирования самосознания детей: семьи, школы и иных факторов.

  3. Дорогая Eleni, спасибо за интерес к моему исследованию. Полученные результаты, как и данные других исследований, свидетельствуют о том, что национальная идентичность формируется еще в дошкольном возрасте, примерно к 4-5 годам, когда ребенок может уверенно назвать свою национальность. И это — результат его жизни в семье, в детском саду, в общении с другими людьми и сообществами. И к подростковому возрасту этноидентичность является одной из базовых в структуре идентичности подростка. Мне представляется, что в этом случае Интернет лишь огромное информационное пространство, которое существенно упрощает общение и позволяет выйти на массивы информации. Сформированная этноидентичность, особенно позитивная осознаваемая этноидентичность, думаю, не будет подвержена изменениям в этих условиях. Возможно, активируется поиск в направлении этнического и культурного сходства/различия и укрепления своей этноидентичности на всех уровнях: когнитивном, эмоциональном, поведенческом. А вот в случае имплицитной слабой или маргинальной этноидентичности, вероятно, может запуститься целевой отбор негативной или критической информации по отношению к своему народу. Спасибо Вам, Eleni, за гипотезу, надо ее проверить.

  4. Dear Eleni, thanks for your interest in my research. The results obtained, as well as data from other studies, indicate that national identity is formed at the preschool age, by about 4-5 years, when the child can confidently name his nationality. And this is the result of his life in the family, in kindergarten, in communication with other people and communities. And by adolescence, ethno-identity is one of the basic in the structure of adolescent identity. It seems to me that in this case, the Internet is only a huge information space, which greatly simplifies communication and allows access to arrays of information. Formed ethno-identity, especially positive conscious ethno-identity, I think, will not be subject to changes in these conditions. Perhaps, the search is being activated in the direction of ethnic and cultural similarity / differences and strengthening their ethnic identity at all levels: cognitive, emotional, behavioral. But in the case of an implicit weak or marginal ethnic identity, it is likely that a targeted selection of negative or critical information in relation to its people may be launched. Thank you, Eleni, for the hypothesis, we need to test it.

Добавить комментарий