СТАНОВЛЕНИЕ СЛУЖБ ПРИМИРЕНИЯ В УЧРЕЖДЕНИЯХ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Республика Татарстан регион, известный своей культурой конструктивного взаимодействия различных религиозных и этнических групп. Современная международная практика создания служб примирения в образовательных учреждениях нашла свое поле и в РТ. Рассмотрение процесса деятельности служб примирения сквозь призму теории коллективного действия позволяет не только анализировать действия активистов этого движения для достижения общей социально значимой цели, но и рассмотреть фигуры «free-rider» этого процесса [Олсон, 1995, с.32, 81], разработать систему их мотивации к участию.

Мониторинг ситуации с формированием и функционированием служб примирения в образовательных организациях РТ позволил выявить его неравномерный характер по уровням образования. На уровне высшего (университетского) образования деятельность студенческих конфликтологических служб представлена Службой конфликтологической помощи «1+1» Казанского Федерального университета и Центром медиации, урегулирования конфликтов и профилактики экстремизма КФУ. Иные ВУЗы данную деятельность не ведут. Функционирующих служб примирения в учреждениях среднего профессионального образования не существует, при наличии активной социальной потребности в них, т.к. различные конфликты в данной среде не редкость. На уровне школьного образования службы примирения существуют, но они охватывают не более 10% столичных школ и менее 1% в целом по республике. На уровне дошкольного образования службы примирения отсутствуют (в целом по России на 2015 год насчитывалось только три службы примирения на уровне ДОУ) [Мониторинг, 2015].

На уровне школьных служб приоритетным является восстановительный подход. Основоположник данного направления в России А.Ю. Коновалов определяет восстановительную медиацию как «процесс, в котором медиатор создает условия для восстановления способности людей понимать друг друга и договариваться о приемлемых для них вариантах разрешения проблем (при необходимости — о заглаживании причиненного вреда), возникших в результате конфликтных или криминальных ситуаций» [Коновалов А.Ю., 2012, с.18]. Достаточно высокая степень конфликтогенности школьной среды предполагает в целях повышения оперативности и эффективности реагирования на конфликт использовать наряду с восстановительным подходом практику классической, семейной, нарративной, интегративной и др. медиаций, конфликтологического консультирования. Необходимо констатировать, что, не смотря на предоставленные «Методическими рекомендациями по созданию и развитию школьных служб примирения» Министерства образования и науки РФ (2015 г.) возможность выбора модели реализации школьных служб примирения, в Татарстане эта возможность на данный момент не реализуется. На уровне ВУЗа используется комплексный подход.

Имеются определенные сложности в мотивации педагогических работников, участвующих в качестве кураторов школьных служб примирения. Учитываю большую нагрузку педагогического состава современных школ, сочетание нагрузки и уровня оплаты труда у школьных психологов, социологов, социальных работников, достаточно сложно мотивировать данных лиц на обучение, создание и поддержание деятельности служб примирения. Наличие ставки конфликтолога-медиатора в образовательном учреждении значительно повысило бы уровень распространенности и эффективности работы служб примирения. На данный момент можно зафиксировать низкий уровень ресурсной поддержки служб со стороны образовательных учреждений, муниципальных и региональных органов управления.

Мониторинг фиксирует невысокий уровень интенсивности практической деятельности существующих служб примирения. Количественные данные не дают представления о качественном содержании вопроса, согласно показателям деятельности республиканские службы приняли за 2015 год 69 обращений всех видов на фоне максимального российского показателя в 1051 обращение и минимального – в 6 обращений [Мониторинг, 2015].

Существующие на данный момент курсы подготовки школьных медиаторов далеки от мировых стандартов (по количественному и качественному наполнению), в целях качественного повышения уровня подготовки как кураторов, так и медиаторов-школьников налаживающиеся взаимодействие территориальных служб примирения и Цента медиации КФУ.

Низкая информированность населения о наличии различных служб примирения и медиации, их деятельности, некачественна работа со СМИ служб и их кураторов во многом определяю низкую эффективность деятельности в сфере школьной медиации и примирения в республики.

Учитывая сложившуюся ситуацию и социальный запрос в Казанском Федеральном Университете открывается программа подготовки магистра – конфликтолога по направлению «управление конфликтами в сфере образования», позволяющая приобрести теоретические знания о специфике конфликтов в образовательной сфере, практические навыки, необходимые для эффективного управления конфликтами, осуществление консультативной, переговорной и медиативной деятельности.

Таким образом, развитие служб примирения образовательных организаций на уровне Республики Татарстан требует детального анализа и структурированного системного развития.

Список литературы

Коновалов А.Ю. Школьная служба примирения и восстановительная культура взаимоотношений. 2012. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://sprc.ru/wp-content/uploads/2012/08/Konovalov.indd_.pdf – свободный. – Проверено 15.03.2017.

Мониторинг деятельности школьных служб примирения за 2015 год, проводимый в рамках всероссийской ассоциации восстановительной медиации [Электронный ресурс] Доступ: http://www.8-926-145-87-01.ru/wp-content/uploads/2013/10/Мониторинг_школьных_служб_примирения_2015.pdf — Проверено 15.02.2017

Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп. М., 1995.